Роберт Шлегель: Почему митингующих стало более меньше?