Владимир Мукомель: Приоритет прав человека над коллективными правами не должен подвергаться сомнению